stavkajournal_logo_new

ФСБ и Центробанк поспорили из-за крипты

787e815977db64fb17f50db55e9f6e82__900x

Центробанк и ФСБ не на шутку поспорили о криптовалюте. Вопрос стоит так: разрешить нельзя запретить. И это тот случай, когда даже силовики оказались либеральнее главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной.

В Госдуме с марта 2018 года завис законопроект «О цифровых финансовых активах» (принят в первом чтении). Как объяснялось на сайте парламента, смысл законопроекта — «закрепление в российском правовом поле определений» из мира цифровых финансовых технологий. В нём прописали, что такое «криптовалюта», «майнинг», «токен», «цифровая транзакция» и т. д.

Но главный вопрос — как регулировать эти новые деньги — уже больше года решается в режиме «лебедь, рак и щука». Как выяснила «База», противостояние между заинтересованными органами власти столь велико, что зампред правительства Максим Акимов написал президенту России Владимиру Путину, что «отсутствие единой позиции препятствует дальнейшей работе над законопроектом и его принятию». Законопроект в его нынешнем виде запрещает использование криптовалют. Пояснение такое: нет единого центра, который бы их выпускал, вместо него — хаос, в которым анонимные майнеры пытаются разбогатеть.

«Законопроектом прямо предусмотрен запрет на выпуск и использование частных цифровых валют (криптовалют) в связи с отсутствием единого эмиссионного центра (выпуск криптовалюты осуществляется неограниченным кругом анонимных лиц), гарантий защиты прав потребителей, высокой волатильностью и сомнительным характером операций, отсутствием механизмов мониторинга и контроля за проведением криптовалютных операций», — говорится в письме Акимова президенту страны, направленном в конце июля.

По этому поводу «имеется особая позиция ФСБ России», указано в письме. В ФСБ настаивают, что запрет не сработает, так как он просто «технологически нереализуем». Так что лучше эту сферу регулировать — через «лицензируемых государством операторов». Таким образом можно будет снизить уровень анонимности в этой сфере, считают в ФСБ. К тому же использовать такой механизм рекомендует международная Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег.

Силовикам оппонирует Центробанк. Как пишет Акимов, регулятор выступает за полный запрет любых криптовалют, которые осуществляются нелегальными операторами. Кроме того, Эльвира Набиуллина не верит в эффективность лицензируемых операторов, потому что, минуя их, «операции с криптовалютами могут проводиться непосредственно между криптокошельками владельцев криптовалют».

Постер публикации

«Использование криптокошельков не ограничено и не позволяет идентифицировать отправителей и получателей. Регулирование оборота криптовалюты не позволит отслеживать переводы в криптовалютах, осуществляемые вне легальных площадок, и не устранит риски теневого оборота», — настаивают в Центробанке.

Акимов провёл «согласительное совещание» c участием ЦБ и ФСБ, но примирения сторон не добился. В итоге премьер Дмитрий Медведев, потеряв терпение, потребовал принять законопроект «О цифровых финансовых активах» до 1 ноября 2019 года, следует из протокола совещания у председателя правительства.

Схожая с ФСБ позиция ранее была у Минфина. Он предлагал разрешить владельцам криптовалют менять их на другие криптовалюты, покупать или продавать за рубли или другую валюту («через оператора обмена цифровых финансовых активов»). Но в итоге Минфин уступилЦентробанку.

Сейчас, как говорил 2 августа Анатолий Аксаков, правительство продолжает рассматривать три варианта. Направо пойдёшь — будет легализация крипты. Прямо — запрет «работать на территории России в инфраструктуре с открытыми блокчейнами, то есть с биткоинами и другими криптовалютами». Налево — деятельность с использованием криптовалюты будет разрешена, «но только под надзором Центрального банка».

Поделиться:


Составление жалобы

,
,
,
,